борей | АНТИПЕРСОНАЛЬНАЯ ПЕРСОНАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА СЕМЕНА МОТОЛЯНЦА, КОТОРЫЙ ПОНЯЛ, ЧТО ОН НИЧЕГО НЕ ПОНЯЛ В СОВРЕМЕННОМ ИСКУССТВЕ. Живопись / графика / объекты
191104, Санкт-Петербург, Литейный 58+7 (812) 275-38-37borey.info@gmail.com

Поддержать галерею

АНТИПЕРСОНАЛЬНАЯ ПЕРСОНАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА СЕМЕНА МОТОЛЯНЦА, КОТОРЫЙ ПОНЯЛ, ЧТО ОН НИЧЕГО НЕ ПОНЯЛ В СОВРЕМЕННОМ ИСКУССТВЕ. Живопись / графика / объекты

27 марта – 14 апреля 2018

В залах галереи, вернисаж 27 марта в 18.00

Кураторы: Анастасия Котылева, Лизавета Матвеева, Анастасия Скворцова и Наталья Шапкина.

Я ничего не понимаю в современном искусстве, да и в классическом тоже. Сначала мне хотелось скрыть этот факт, но потом я решил использовать его в названии выставки.

Начиная делать любой проект, выстраиваешь замысел, которому будешь следовать. Выбирая язык и тематику, каждый понимает, что выбрав одно, за рамками проекта останется то, от чего придется отказаться. Этот элемент выбора – сложная и очень важная задача для каждого автора. Проектное мышление сводит работу к узким кейсам, ведь именно сужение тематики и конкретность задачи помогает достичь успеха в определённой сфере, но в то же самое время инструментализирует нас, превращает в функцию и создает одномерность. Нельзя объять необъятное, но именно этого и жаждешь, не хочется приземлять свои мечты, особенно в наше время – время, диктующее рациональность во имя выживания.

Эта выставка построена из наблюдений за внутренней методикой работы в мастерской. Мне хочется делать всё, не отказываясь ни от каких находок, не предпочитая медиа, не выбирая из них приоритетные модели, потому что по моим наблюдениям в этом выборе кроется самоцензура, вырождающаяся в репликативность. Персонажность или другие методики, которые позволяют работать с различными языками одновременно, не интересуют меня в этом случае. Мне нравится делать параллельно несколько проектов, которые как бы дополняют друг друга – это конструкция смещения главного, работа с периферийными идеями, хотя кто играет второстепенные роли в этом спектакле до конца понять невозможно. Проект конструируется из доверия методике рассредоточенного внимания и отрицания модели работы «художник – машина для производства искусства».

Понимая все слабые стороны такого подхода к построению выставки, я призвал на помощь 4-х кураторов, которые ведут исключительно по одному направлению выставки, не работая с общей историей, в данном случае не столь важной. Кураторы помогают не выстраивать иерархичность значений при таком подходе. Чаще куратор выступает дирижером в коллективных выставках, где у отдельных произведений есть возможность выступить в более сложной конструкции – проекте. В этом же проекте мы сотрудничаем с кураторами немного с другого ракурса – это в определенном смысле антиперсональная выставка, где куратор работает с фрагментом выставки. Цель – не расслоиться и не прийти к мультиинструментализму, а скорее попытаться ухватить то, от чего так или иначе, рано или поздно, придется отказаться. Условия и возможности очень остро диктуют методику работы любому художнику. Надеюсь, каждый из заявленных кураторов во взаимодействии со мной поможет найти тот неявный вывод, который обобщит метод элементов выставки и обозначит, где «общее». Вывод может привести к определенному отказу, а следственно и к очищению методики работы, ведь прием и язык не может быть подлинным интересом художника по моему пониманию роли художника как таковой. Язык, стиль, прием – важный элемент наличия автора, и в тот же самый момент – это те границы загона, в котором мечется их создатель. Думаю, что важно обнаруживать их и после ломать эти границы не во имя расширения поля искусства – это как раз таки пустая иллюзия, – а во имя придумывания себе сложных задач – сверх идей. Чтобы не выйти в производство, не превратится в заводик по изготовлению художественной продукции – к чему, безусловно, и должен привести успех зрительского отклика. И это скорее помехи и хваленая трудоспособность, и чрезвычайная эффективность, и все остальные признаки плодотворной и творческой личности.

Что увидит каждый из кураторов, сложиться ли такая рабочая схема, предсказать трудно, но, надеюсь, мы увидим отличия взглядов на понимание искусства. Я же здесь, в определенном смысле, «скользкий человек», не желающий определяться, не желающий делать выбор. Потому что, по моему мнению, должно быть какое-то социальное значение в работе художника, возможность быть агентом изменения окружающего мира, и если это не открывается, значит, время искать. В принципе, я понимаю то, что дезориентирован в поиске методики создания искусства, которое мне подходит, как органичная форма или язык. Почему же эта рассредоточенность не может стать лейтмотивом выставки?

Семен Мотолянец

MENU