борей | Объединение PARAZIT. ОЛИМП
191104, Санкт-Петербург, Литейный 58+7 (812) 275-38-37borey.info@gmail.com

Поддержать галерею

Объединение PARAZIT. ОЛИМП

15 мая – 2 июня 2018

Выставка художественного объединения PARAZIT
Живопись / графика / объекты / инсталляция / перформанс / видео-арт
В залах галереи и в Малом зале
Вернисаж 16 мая (среда) в 18.00
Куратор Тимур Мусаев-Каган

Участники:
Александр Морозов, Александр Строков, Александр Шишкин-Хокусай, Алёна Моняти, Алёна Терешко, Андрей Кабо, Андрей Рудьев, Андрей Сикорский, Вера Светлова, Владимир Козин, Владимир Лило, Владимир Сперанский, Вячеслав Капралов, Герасим Кузнецов, Данита Пушкарева, Дмитрий Жеравов, Иван Химин, Иван Чемакин, Игорь Панин, Игорь Плотников, Илья Зеленецкий, Инна Гринчель, Мария Грабарева, Неизвестный 51, Нил Эксколор, Ольга Ростроста, Петр Швецов, Семен Мотолянец, София Коханская, Стас Казимов, Таня Дубовская, Тимур Мусаев-Каган, Фёдор Хиросигэ, Эмилия Санги, Юрий Никифоров

 

ПАРАЗИТ. ОЛИМП

Туда, туда,
Где Изанами
Читала Моногатари Перуну
А Эрот сел на колена Шанг-Ти
И седой хохол на лысой голове бога
Походит на снег, на ком снега
Где Амур целует Маа-Эму
И Тиен беседует с Индрой,
Где Юнона и Цинтекуатль
Смотрят Корреджио
И восхищены Мурильо,
Где Ункулункулу и Тор
Играют мирно в шахматы,
Облокотясь на руку,
И Хокусаем восхищена Астарта,
Туда, туда!

В. Хлебников, 1919

 

Новая большая выставка художественного объединения PARAZIT в галерее Борей называется сколь незамысловато, столь же и претенциозно. ОЛИМП. Просто Олимп. И при всей, на первый взгляд, перпендикулярности к названию выставки, состоявшейся у группы сравнительно недавно в стенах Центра современного искусства им. Сергея Курехина «Выхожу один я на highway», нынешняя примерно о том же. О странном чувстве одиночества в условиях тотального погружения участников объединения в плотный художественный график. Об отчужденности, не вызывающей, впрочем, каких-либо негативных эмоций и ассоциаций. Об ощущении параллельности потоку, проносящемуся где-то совсем рядом, и о том, что входить в него не очень-то и хочется.
Общим местом стало упоминание о Паразите как о группе, не имеющей четко оформленного и осмысленного творческого вектора, легко считываемого визуального кода, как о группе, организация которой зиждется скорее на личностных качествах ее участников и на хорошо отлаженной горизонтальной коммуникации между ее членами, чем на какой-либо идейной платформе. В таких условиях ускользающее от дефиниций «лицо» группы становится крайне привлекательным на фоне доктринерства жестко ориентированных на некий определенный тип высказывания арт-сообществ недавнего прошлого. Модус вивенди Паразита подразумевает беспрерывность художественного процесса в череде регулярно сменяющих друг друга экспозиций (раз в две недели), и в этой ситуации участники группы чувствуют себя кем-то вроде членов гильдии Святого Луки или профсоюза художников, вырабатывающих общий, но в то же время очень индивидуально окрашенный, во многом уникальный современный художественный продукт.
Особой и очень важной практикой, характерной для встреч членов объединения, являются худсоветы, проводимые при каждой новой смене экспозиции. При всей кажущейся (особенно для новых участников) их иронической окраске, эти обсуждения играют очень важную роль, и она распространяется далеко за пределы функции чистой апологетики. В паразитовских худсоветах, как в обрядах инициации, происходит рождение и постоянная подпитка основ коллективного разума, и в то же самое время оформление чувства индивидуальной уникальности и значимости. Здесь каждый – первый среди равных. И каждый несет известную долю ответственности за столь труднооформленное общее. А о внутригрупповой этике впору говорить отдельно.
Паразит удивительным и почти мистическим – для такого специфического объединения – образом выносит сам себя на некий сверкающий пьедестал. На вершину башни из слоновой кости. На Олимп. И остается при этом, совсем как его эллинский божественный прототип, открытым к появлению в нем новых действующих лиц, несущих с собой свежие черты, функции, техники, эмоции, смыслы. Паразит беспрерывно генерирует в себе многомерные семантические поля, которые пересекают друг друга, вступают во взаимодействия, наползают друг на друга, как тектонические плиты, и на местах их столкновений происходят выплески – сложные по составу, не похожие ни на что другое, масштабные коллективные проекты.
Паразит выделяет еще одна характерная особенность – легкость. Во многом эта нынешняя легкость есть плод регулярных и очень интенсивных тренировок в главном коридоре Арт-центра «Борей». Но не только. Когда экспозиции как бы сами собой складываются визуально и концептуально в емкое, оригинальное и бескомпромиссное высказывание, впору рассуждать о природе божественной искры, снующей меж олимпийцами – членами группы.
Здесь каждый гнет свою линию. Посейдон потрясает трезубцем и гневно крушит скалы. Артемида склоняет окружающих к безумным, всеочищающим оргиям. Гефест кует свои железки. Аполлон руководит хором муз. И никто при этом никому не мешает. Паразит, словно в насмешку над всеми, вытребовал себе гранитный пьедестал избранности, при том что сохранил за собой право на обыденные площадные шутки и острые балаганные уколы всему окружающему миру.
Попал в вечность – не мешай другим стучаться в ее ворота. Если бы у Паразита был фамильный герб, на нем была бы выгравирована эта надпись.

Тимур Мусаев-Каган, апрель 2018

MENU